История гильотины

Fernand Meyssonnier – этот человек родился в июне 1931 г. В 1947 г., будучи совсем еще юношей, он стал помогать отцу – Морису Мейссонье, помощнику главного экзекутора Алжира – при проведении декапитации осужденных. В течение многих лет работал вне штата экзекуторской команды, насчитывавшей пять человек: дожидался появления вакансии.
Назначен первым помощником главного экзекутора 1 января 1958 г., оставался в этой должности вплоть до своего отъезда на Таити в 1961 г. Реальный стаж его палаческой работы т.о. составил более 12 календарных лет. Будучи первым помощником участвовал в казнях 65 человек, во время исполнения некоторых приговоров исполнял функции главного палача.
В 1992 г. в городке Фонтэн-де-Воклюз во Франции Ф.Мейссонье открыл уникальный в своем роде «Музей Правосудия и Наказаний», просуществовавший до сентября 1998 г.

Вот расшифровка одного из его последних интервью:

“Иногда мне говорят: «Сколько же надо храбрости, чтобы казнить людей на гильотине». Но это не храбрость, а самообладание. Уверенность в себе должна быть стопроцентная. Когда приговоренных выводили во двор тюрьмы, они сразу же видели гильотину. Одни держались мужественно, другие падали без чувств или мочились в штаны. Я залезал прямо под нож гильотины, хватал клиента за голову и тянул на себя. Если бы в этот момент мой отец случайно опустил нож, меня бы перерубило напополам…

Фернан Месонье

Фернан Месонье 1931-2008

Когда я прижимал голову клиента к подставке, мой отец опускал специальное деревянное приспособление с полукруглым вырезом, удерживающее голову в нужном положении. Потом еще поднатуживаешься, хватаешь клиента за ушами, подтягиваешь голову к себе и кричишь: «Vas-y mon pere!» («Давай, отец!»). Если промедлить, клиент успевал как-то среагировать: поворачивал голову набок, кусал мне руки. Или голову выдергивал. Тут надо было беречься — нож опускался совсем рядом с моими пальцами. Некоторые заключенные кричали: «Аллах акбар!»

Гильотина

В первый раз я, помню, подумал: «Так быстро!» Потом привык. На шее у человека есть две артерии — когда голова отрублена, кровь из них брызжет метров на пять. Все равно что выплеснуть воду из двух стаканов. По-моему, чем больше клиент боялся, тем дальше хлестала кровь. Но сама голова не особенно кровоточит. Глазами чуть-чуть вращает, но и только. Судороги больше нескольких секунд не длятся. Однажды я положил ладонь на грудь обезглавленного. Сердце стучало, как автомобильный мотор со свечами зажигания. Вынь свечу — и мотор будет сбоить: «клак-клак-клак». Проходит еще двадцать секунд, и все. Встало. Один заключенный стал с нами драться. Мы пытались его связать, но он был нечеловечески силен. Охранники его отколошматили, всю голову в кровь разбили. И когда мне надо было схватить его за голову, пальцы у меня все время соскальзывали. Нож мы все-таки каким-то образом опустили, но когда дело было сделано и его голова осталась у меня в руках, все мое лицо было залито его кровью. Я чувствовал, какая она горячая. Когда охранники меня увидели: лицо в крови, в руках — отрубленная голова, трое или четверо упали в обморок.

Последний палач Франции около орудия труда.

Последний палач Франции около орудия труда.

Из истории гильотины

Головы отрубали обычно топорами и мечами. При этом, если в некоторых странах, например, в Саудовской Аравии, палачи всегда проходили специальную подготовку, то в Средневековье для приведения приговора в исполнение зачастую использовали простых стражников или ремесленников. В результате во многих случаях отрубить голову с первого раза не удавалось, что приводило к страшным мучениям приговоренных и негодованию толпы зевак.
Поэтому в конце XVIII века в качестве альтернативного и более гуманного орудия казни впервые была представлена гильотина. Вопреки распространенному заблуждению этот инструмент получил свое имя не в честь своего изобретателя – хирурга Антуна Луи.
Крестным отцом машины смерти стал Жозеф Игнас Гильотен, профессор анатомии, впервые предложивший использовать для обезглавливания механизм, который, по его мнению, не стал бы причинять дополнительной боли осужденным.

Гильотина

Гильотина

Первый приговор при помощи страшной новинки был приведен в исполнение в 1792 году в пост-революционной Франции. Гильотина позволила фактически превратить человеческие смерти в настоящий конвейер; благодаря ей всего за один год якобинские палачи казнили более 30 000 французских граждан, устроив настоящий террор своему народу.
Впрочем, пару лет спустя машина для обезглавливания устроила торжественный прием самим якобинцам под радостные крики и улюлюканье толпы. Франция использовала гильотину в качестве высшей меры наказания вплоть до 1977 года, когда была отрезана последняя голова на европейской территории.

 

Свидетельства врачей и очевидцев

Представление о том, что может испытывать отрубленная голова человека, оставаясь в полном сознании, разумеется, ужасно. Ветеран армии США, который в 1989 году вместе с другом попал в автомобильную аварию, так описывал лицо своего товарища, которому оторвало голову: «Вначале оно выражало шок, затем ужас, а в конце страх сменился печалью…»
По воспоминаниям очевидцев, английский король Карл I и королева Анна Болейн после казни от руки палача шевелили губами, пытаясь что-то сказать.
Категорически выступая против использования гильотины, немецкий ученый Зоммеринг ссылался на многочисленные записи врачей о том, что лица казненных искривлялись от боли, когда доктора пальцами касались среза позвоночного канала.
Самое знаменитое из такого рода свидетельств принадлежит перу доктора Борьё, который обследовал голову казненного преступника Анри Лангиля. Врач пишет, что в течение 25-30 секунд после декапитации он дважды звал Лангиля по имени, и тот каждый раз открывал глаза и устремлял свой взор на Борьё.

Запись опубликована в рубрике История с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.