Одеон

Автор: | 25.06.2012

Театр «Одеон» (Odéon) был построен в 1778-1781 годах на месте особняка Конде. Близлежащие улицы и площадь Одеон появились позднее. Здание театра дважды горело, но было полностью отреставрировано в 1819 году. Потолок расписан Андре Массоном в 1965 году. На сцене «Одеона» ставились пьесы Бомарше, Жорж Санд, Клоделя, Ионеско, Беккета, Жене, здесь играли Сара Бернар и Жан-Луи Барро. После студенческих демонстраций в мае 1968 года здание театра перешло к труппе «Одеон – Театр Европы» (Odéon – Théâtre de l`Europe). В пристроенном в 1967 году небольшом зале Роже-Блен ставятся авангардистские пьесы.

Квартал вокруг площади застроен особняками XVII-XVIII веков (rue de Condé, rue de Tournon). На небольшой улице Одеон (rue de l`Odéon) до войны стояли два главных книжных магазина Парижа. В N7 с 1915 года работал Maison des Amis des Livres Адриенн Монье. Здесь собирались авангардисты, Валери, Аполлинер, устраивались поэтические вечера. Напротив, в доме N12, находился Shakespeare Co Сильвии Бич, заветное место всех живших в Париже англичан и американцев. Хозяйки обоих магазинов не только были матерями родными писателям и поэтам, ссужая их чтением, деньгами и углем, но и издавали их книги. Так, Сильвия Бич была первой, кто опубликовал джойсовского «Улисса», а Монье издала роман на французском. Джойс, Паунд, Хемингуэй, Фитцджеральд – словом, весь цвет англоязычной литературы 1920-1930-х годов – выходили из Shakespeare Co, делали несколько шагов и оказывались в кафе Voltaire (1, place de l`Odéon), 150-летнем заведении, обжитом еще французскими романтиками и символистами. Сейчас в этом здании – Франко-американский центр. Неподалеку сохранились два исторических ресторана: на улице Расин (3, rue Racine) – старое бистро Bouillon Racine, которое в начале века называлось Bouillon Camille Chartier, и на улице Месье-ле-Пренс (41, rue Monsieur-le-Prince) – бывший молочный магазин, а позже ресторан Polidor, в котором по более чем доступным ценам обедали и обедают уже несколько поколений обитателей Левого берега. Но старому «Вольтеру» они и в подметки не годятся